С храмом на аватарке

Мы все ведём свои страницы в соцсетях. Кто­-то профессионально, выверяя цветовую гамму постов в инстаграме и внимательно подбирая каждую запятую в ответе на вопрос «Что у вас новогоот Вконтакте, но большинство всё же делает это по наитию, почти стихийно.

Так же развивается и образ большинства вещей и явлений, если, конечно, в бой не идут маркетологи или PR-­менеджеры. Впрочем, даже с их участием, общее впечатление о любом объекте представляется хаотичной мозаикой. И даже маленький город становится достаточно большим с помощью тысяч людей, которые от себя вносят лепту в формирование его образа в массовом сознании. Как же выглядит интернет­образ Сергиева Посада?

Окрещённый туристическим

Самый очевидный способ анализа — спросить. Мы задали паре десятков человек из разных городов России — от Казани до Рыбинска — простой вопрос: «Что вы знаете о Сергиевом Посаде?» Вот самые характерные ответы.

Москва: «Слышал, что такой город есть, а вот какого­-то особого мнения нет. Представляется мне тихим, спокойным и зелёным местом недалеко от Москвы (хотя юридически он теперь тоже Москва, наверное)».

Череповец: «Что патриарх часто прилетает на своём вертолёте и что с 90­-х там остались банды и блатные».

Рыбинск: «Его проезжаешь по пути из моего города в Москву. Там есть Троице-­Сергиева лавра. Когда едешь через город, купол видно синий со звёздочками... Про монастырь я знаю несколько больше: книжку читала про него в детстве. Польско-­литовская интервенция точно замешана. Ещё вроде какой-­то из соборов расписан знаменитым иконописцем Андреем Рублевым, и Троицу он писал туда же».

Вологда: «Ну, там церкви есть точно и монастырь, город вроде в Золотое кольцо входит (только не помню в Большое или Малое). И там бывал квиз Левина и Аскерова «Без Дураков» (последнее точно знаю, сейчас диплом по этой теме писала)».

Белгород: «Ничего не слышала, только что там церквей много».

Если суммировать, то общее впечатление о Сергиевом Посаде — как о православном туристическом центре. Лавра в бытовом мнении явно заслоняет своей тенью все прилегающие территории.

В этом мнении с людьми солидарны и поисковики. Яндекс ещё подкидывает к топу достопримечательностей и заказу отелей пару новостных сайтов города, а вот Google вообще не церемонится, выдавая по запросу официальный сайт Свято-­Троицкой Сергиевой лавры и статью с заголовком «Сергиев Посад — православный центр Золотого кольца».

«Православный Ватикан»  и как кто-­то умер

Кстати, о заголовках. По ним набросок портрета города вырисовывается куда более интересный (новости берём лишь относительно недавние). Для сравнения смотрим lenta.ru и rbk.ru как нейтральные и «Медузу» с сайтом «Первого канала» как полярные.

Итак, если читать последние «лентовские» заголовки про наш город без контекста — покажется, что здесь филиал ада: «Последняя кровь» (1 июня 2019) и «Он стал по очереди ломать ему пальцы» (30 мая 2019). Дело в том, что портал lenta.ru недавно выпускал бытописание банды Кости Большого, где Сергиев Посад, понятно, постоянно фигурировал. Другие новости с наибольшим количеством просмотров, впрочем, тоже не без «жестяного привкуса»: «ФСБ выявила хищения в военном центре по защите от биологического оружия» (18 апреля 2019), «Спасаясь от побоев, выпрыгивала ночью из окна» (13 марта 2019). Остальные же сообщения с разной степенью скандальности, но вновь увязывают город и храмы.

РБК мы интересуем гораздо меньше: первая новость, о гибели после салюта, произведённого сергиевопосадской фирмой «Пиро­Росс», вышла 4 июля, вторая — «Развитие Сергиева Посада до международного уровня оценили в 140 млрд», 27 июня. Потом опять новость о хищениях на Вакцине, а потом сайт по словосочетанию отсылает аж в 2018 год к туристическим подборкам.

«Медуза», помимо упомянутых ранее новостей, вспоминает о самых заметных местных проблемах — хлебокомбинате и мусоре. Производство упомянули в двух материалах два дня подряд — «объявили голодовку», «прекратили голодовку». А вот отходы всплывают чаще: в расследовании Ивана Голунова от 1 ноября и в новости «В Сергиевом Посаде сгорел автомобиль депутата, выступающего против мусорного полигона» (14 октября). Кроме того, Сергиев Посад «засветился» в материале о невероятно дорогой реставрации фонтана на ВДНХ — фирма «Ренессанс­реставрация» была подрядчиком при реставрации усадьбы «Абрамцево».

С Первым каналом история вовсе странная: скорее всего сбоит поисковой алгоритм сайта. Такая мысль посетила, потому что за последний год федеральное СМИ рассказало только об оратории «Прощальный час в Иерусалиме» с участием ребят из интерната для слепоглухих — на этом за 2019 всё. Ну, зато ничего плохого.

Кстати, стоит упомянуть про место, куда сейчас «переезжает» и традиционное телевидение — YouTube. В июне, видимо, была какая­-то магнитная аномалия и в Сергиевом Посаде записали ролики Руслан Усачев (1,8 миллиона подписчиков) и Сергей Мезенцев (155 тысяч подписчиков). Первый — выпуск туристического шоу, второй — пытка людей в рамках юмористического опроса на улицах (или какое там жанровое определение было у «Реутов ТВ»?). Оба снимали здесь, поскольку Сергиев Посад — часть Золотого кольца.

На фоне белой стены

Теперь самая «вкусная», но хаотичная картинка — социальные сети. Хаотичная, поскольку вычленить впечатления о городе из сотен объявлений, хотя порой очень колоритных, и рекламы тортов на заказ довольно сложно.

Что во Вконтакте, что в Инстаграме, Свято-­Троицкая Сергиева лавра доминирует — от этого никуда не уйдёшь. Максимум интереса проявлен к Блинной горе — это основная точка, где фотографируются приезжие. Снимки однотипные, но интересны тут сообщения, особенно гостей города. Впечатления у людей от положительных до вот таких. Пост в социальной сети «Вконтакте» на странице Марии Скворцовой: «Разбавили один выходной день поездкой в Сергиев Посад. Укрепилось мнение насчёт того, что в России больше нет никаких достопримечательностей кроме одних церквей. Может, мы плохо искали, но ни в одном из посещённых областных городов не нашли интересных молодёжных мест. Вот серьёзно. Какая-­то постсоветская разруха и церкви. Всё. Не­удивительно, что молодёжь разъезжается по крупным городам. И хотелось бы выделить, что нигде не встретишь столько «верующих» ханжей, как на территории церквей/храмов». (Орфография автора сохранена.)

Попадаются и другие фото и сообщения: с той же «Трикотажка Фест» довольно много постов, преимущественно в Инстаграме. Иногда вылезают в топ и рассказы людей о других городских мероприятиях, но это в основном уже от местных. Они же продвигают просёлочные дороги и виды природы.

За фасадом

Суммируя впечатления от буквального и фигурального мониторинга, если бы мои отношения с городом ограничивались увиденным, то образ я описал бы так: красивый золотой купол, в тени которого иногда происходят локальные фестивали и события («Русский Мир», например, в момент проведения заваливал сеть — сейчас и следы найти сложно), но там же прячутся серьёзные проблемы: мусор, происшествия и социальные неурядицы, впрочем, похожий портрет в интернете у каждого российского города. Виноваты ли в такой картинке мы сами или система отбора информации СМИ (да и человеческим мозгом), решайте сами.

Иннокентий Майоров

 

Фотографии: 
С храмом на аватарке

Источник

Пользователи на сайте