— новости —

Медсестра, дошедшая до Рейхстага

Медсестра, дошедшая до Рейхстага

В преддверии празднования 76-й годовщины Великой Победы продолжаем рассказывать истории о наших земляках, которые видели и участвовали в событиях тех страшных лет. Знакомьтесь: жительница мкр Ферма Мария Ивановна Тахтаманова — медсестра, которая дошла с Советской армией до Берлина и даже побывала в поверженном Рейхстаге.

«Армия впереди, а я за ней»

Мария, в девичестве Кармазина, родилась в 1923 году в Краснодарском крае, в станице Холмской Абинского района. Это была самая обычная крестьянская семья: отец, Иван Петрович, служил бухгалтером, мама, Ксения Сидоровна, работала стряпухой при тракторной бригаде. Супруги воспитывали семерых детей, но в те годы для селян большие семьи были скорее правилом, нежели исключением.

«Я ходила в школу в нашей станице. О том, что началась война, узнала практически сразу. У меня был старший брат Михаил, который проходил срочную службу в армии. Когда немцы напали, его тут же забрали на фронт. Чуть больше, чем через год, к нам явились фашисты. Они заняли Холмскую, поселились в наших домах. Моя семья ютилась в землянке под яблоней. Над головами часто пролетали бомбардировщики, страшно очень тогда было. Справедливости ради добавлю, что немцы забирали наш скот, но при этом особо не зверствовали», — вспоминает Мария Ивановна.

Родную станицу советские войска освободили только в 1943 году. Тогда Марии было двадцать. Во время непродолжительного затишья она приняла решение помогать в госпитале. «Наша армия ушла на Майкоп для дальнейшего переформирования, а мы остались с врачами и ранеными в станице. Это было отделение полевого подвижного госпиталя, нас начали учить медсестринскому делу. А позже, когда наша армия пополнилась, нас также забрали в Майкоп, где и продолжилось моё обучение», — говорит ветеран.

Учили теории: рассказывали, какие бывают операции, какие повязки требуются при той или иной травме. Мария Ивановна вспоминает, что врачи-преподаватели делали особенный акцент на повязках, которые делаются на голове. «Младшего состава не хватало, помощи медикам ждать было неоткуда — население той же Холмской было эвакуировано. Но остались мы, которые уже имели какое-то представление о том, чем нужно заниматься. Помню, на первых порах остро не хватало бинтов. Да и позже тоже. В апреле 1943 года сформировалась 47-я армия второго Украинского фронта. А из нас сформировали полевой подвижной 767 госпиталь. И снова была небольшая передышка, так как эта часть армии находилась некоторое время в резерве перед отправкой на фронт. Когда нас начали двигать к фронту, впереди шла армия, а я — за ней», — говорит Мария Ивановна.

В наступлении

«Мы догнали свою армию и пошли в наступление. Работать пришлось в госпитале на первой линии фронта, раненых получали прямо с поля боя. Что запомнилось особенно? Наши хирурги были мужчинами, преимущественно с Кавказа — Армении, Грузии. А девчонки были молоденькие все, всем нам было по 20, но относились к нам с уважением», — вспоминает Мария Ивановна.

Мария Ивановна вспоминает, как они вывозили раненых из лесов. «Однажды вечером нам сообщают, что немец будет наступать в четыре утра. И что через пару часов враг окажется здесь. Пришла целая вереница машин, куда мы должны были загружать раненых через «рукав» (так называли эвакуационный коридор. —Авт.). Откуда только у нас, у девчонок, брались силы? Мало того, что нужно бойцов загрузить на носилках в транспорт. Кто-то из них залезал туда сам, а кого-то поднимали на высоту грузовика на носилках, чтобы уехать могли все. Однажды раненых было очень много после военной операции. Хирурги менялись, и я им помогала — двое суток на ногах провела. Мне было плохо, мне дали два часа отдыха и отправили в какой-то домик, чтобы я могла поспать. Вместо пары часов проспала целых шестнадцать. В это время, по-видимому, в доме обрабатывали стены известью, я проснулась вся измазанная», — рассказывает героиня.

Раненых после этой военной операции было так много, что скончавшихся запрещали хоронить. Был приказ двигаться — личный состав перевозил имущество. «Наша часть была на самообеспечении. Дорогой передвигаться нам запретили, мы шли лесами, а бомбили сильно. Располагались в палатках, ставили их максимально близко друг к другу. Раненых приносили с поля боя — мы шли за фронтом. Дальше — на Украину (Россошь—Сумы—Белая Церковь), а уже оттуда подошли к Донецку. В Польше реку Одер пересекали на плотах, сколоченных из досок. Победа была уже очень близко!», — резюмирует Мария Ивановна.

Дым Победы

30 апреля 1945 года Мария Ивановна была удостоена медали «За боевые заслуги». Новость о победе над фашистской Германией женщина встретила на боевом посту. Она практически дошла до Берлина: медики расположились в городе Бернау, в 10 километрах от немецкой столицы. «В День Победы нам устроили настоящий праздник: подарили цветы, сделали памятное совместное фото. А потом мы ездили в сам Рейхстаг. Я поднималась по винтовой лестнице, где ещё витал дым. Всё внутри горело. После окончания войны мы продолжили работать в Бернау — солдаты часто натыкались на мины, а ещё на них нападали… Война затихала не сразу. Через два месяца мы переместились в Нордхаузен, это Саксония. Там немцы уже восстанавливали города. Потом пришёл приказ возвращать нас домой, на учёбу», — говорит Мария Ивановна.

Осенью 1945 года девушка демобилизовалась, а в ноябре вышла замуж за фронтовика Фёдора Яковлевича Тахтаманова (1916-1977 гг.).

Более 20 лет Мария Ивановна отработала в ЦФТИ имени В. А. Болятко в микрорайоне Ферма. Занималась исследованиями, связанными с влиянием радиации на живые организмы. За эти исследования была награждена Орденом Мужества как ветеран подразделений особого риска.

Вышла на пенсию в 1986 году, сейчас проживает в Сергиевом Посаде.

Евгения Николаева

Арсений Аратюнян